СЕРИЯ ЧЕТЫРЕСТА ВТОРАЯ. Как мутировавший Али-Хан лишний ген у себя искал

Великая Наша Держава переживает период небывалой политической мечтательности, расцвета фундаментальных наук и изящного искусства. Намедни учёные государственного НИИ прикладной генетики и цитологии совершили гениальное открытие: у царя-батюшки Паутина по кличке “Пересидент” кровь в жилах не такая, как у прочих, обычных людишек.

Об этом сообщает Футляр от виолончели

- У самодержца в чреслах имеется особый мутировавший ген, - объявили доценты с кандидатами.

- Именно этот ген, - подхватили придворные политологи, - даёт основание царю-батюшке руководить державой без выяснения отношения к данному факту большей части её населения, которая не обладает подобными чудесными мутациями.

Воодушевлённые эпохальным открытием мастера культуры бросились наводить порядок на кинематографическом фронте и запретили новую скабрезную комедию “Смерть Сталина”.

- Сначала над Сталиным потешаться будут, - объяснили искусствоведы, - а потом и над самим Паутиным начнут! А ведь у них обоих особые гены имелись.

Зона особого режима “Жемчужная” встретила научные и художественные нововведения с привычным восторгом. Начальник колонии Али-Хан по кличке “Антон Хоттабыч” нутром почуял, что и у него “лишний ген” присутствует. Иначе что у него всё время в одном месте зудит и толкает на новые технократические подвиги?!

- А не обустроить ли нам парк развлекательного патриотизма? - обратился к подчинённым Али-Хан.

- Отчего же не обустроить, - закивал головой ответственный за нутряную политику в ЖеПе Сашок Котомка. - На патриотизм в наших тюремных застенках нынче большой спрос имеется! По себе чую - лишнюю копейку из казны слямзить не могу без обращения к этому святому чувству.

- Вот и у меня такая же беда: свербит и свербит, - пожаловался “Антон Хоттабыч”. - Так что парк будет пользоваться сумасшедшим спросом! Однозначно.

- Аттракционы понаставим всякие, - потёр ладошки любимый помощник начальника колонии Шандарах-Жутков по кличке “Пухлый Саша”.

- Угу, - мечтательно закатил глазки Али-Хан. - Дрэг-рейсинг, например...

- Редкий русский патриот обойдётся без дрэг-рейсинга, - поддакнул “Пухлый Саша”. - По себе знаю.

- Ещё полигон для стрельбы соорудим, - продолжил “Антон Хоттабыч”.

- Редкий молодой технократ удержится от желания шмальнуть из винтаря или шпалера, - возбуждённо замахал руками Шандарах-Жутков. - Ведь никто из нас в армии не служил!

- Нужно учесть все потребности народонаселения, - подняла указательный палец главная депутанка ЖеПе Мариан Оргия. - А в числе наиважнейших потребностей нашего быдла, без сомнений, должно быть патриотическое служение Отчизне и умение быть твёрдым во всяких бедствиях...

- Тем более, - перекрестил лоб смотрящий Главного Барака Ярый Щук, - что бедствия нашим холопам постоянно подбрасывают. И бог, и царь, и герои всякие.

- А я, помимо патриотического парка, желаю ещё круизный порт построить, - не на шутку разошёлся Али-Хан.

- Кто туда круизить-то будет? - засомневался борзописец в очках.

- Заморское турьё! - стукнул кулаком по столу главный тур-оператор ЖеПе Андрюшка Ермяк по кличке “Джанкет-тур”. - А не пожелают - отключим газ!

- Лаской их лучше брать, - возразил начальник колонии. - Пустим из Питера в Пионерский Барак круизную баржу с казино на борту. Плыви себе, да бабло проигрывай. Разве кто перед таким удовольствием устоит?

- Ясен пень, никто, - заверила Оргия. - Особенно молодёжь.

- Молодости свойственно стремление в будущее, нестандартное мышление, прорывные идеи, умение смело идти вперед, не замечая преград и работать без устали, - неожиданно сообщил Али-Хан. - Это я вам по собственному опыту молодого технократа говорю. Вся моя команда тому свидетельство.

- Радует, что среди нас так много целеустремленных, патриотически настроенных, приверженных здоровому образу жизни юношей и девушек, - зарделась Мариан Оргия, густо дохнув перегаром.

- Мы - соль земли! - стукнул себя кулаком в грудь “Антон Хоттабыч”. - О нас нужно стихи складывать. Эй, очкарик, изобрази!

Очкарик откашлялся и продекламировал:

“Печально я гляжу на наше поколенье!

Его грядущее - иль пусто, иль темно,

Меж тем, под бременем познанья

и сомненья,

В бездействии состарится оно.

К добру и злу постыдно равнодушны,

В начале поприща мы вянем без борьбы;

Перед опасностью позорно малодушны

И перед властию - презренные рабы”.

Полные нестандартного мышления слова полетели над Побережьем - к зияющим вершинам завтрашнего дня, в счастливое царство просветлённой тьмы и уважаемых рабов.

Хулио Иванов

Меню пользователя

Вход