Эмиграционный мошенник Юрий Моша заявил на суде, что страдает психическими заболеваниями и пьет психотропы

Эмиграционный мошенник Юрий Моша заявил на суде, что страдает психическими заболеваниями и пьёт психотропы

Эмиграционный мошенник Юрий Моша заявил на суде, что страдает психическими заболеваниями и пьёт психотропы

Об этом сообщает Скелет РУ



Вот тут рассказана подробная история Моши – что он российский иммигрант, который обманул кучу людей в России, купивших новые квартиры, и сбежал с этими деньгами в США. Что уже в Америке он якобы получил убежище как оппозиционер и основал несколько компаний, “помогающих” иммигрантам.


Моша в конце октября признал себя виновным и заключил сделку со следствием. Скорее всего, предварительно “сдав” своих подельников: адвокатов, паралигалов, других “помогателей”. И, разумеется, клиентов.


Кстати, из судебных документов также стало известно, что сделку с властями может в скором времени заключить Илона Джамгарова.


Это адвокат из Бруклина, которую обвиняют в иммиграционном мошенничестве. Илону арестовали в то же время, что и Мошу.


О том, как прошло заседание с Мошей, красноречиво рассказывают расшифровки судебных заседаний. “Рубик” решил изучить заседание за 2 ноября 2022 года – то самое, где Моша признал вину.


Судьей была Барбара Мозес, прокурором – Дамиан Уильямс, помощником прокурора – Джонатан Реболд. Моша пришел со своим адвокатом, Вадимом Глозманом, и запросил переводчика.


Интересные факты про Мошу


На суде Моше было задано множество интересных вопросов, на которые он спешил ответить, постоянно поднимаясь со стула. Судье пришлось даже пояснить, что отвечать можно и сидя.


Так, на вопрос о гражданстве Моша заявил, что американский паспорт не получил, все ещё являясь гражданином России. У него есть высшее образование, он даже окончил колледж, экономический факультет.


Несмотря на долгие годы проживания в штатах, Моша все ещё плохо говорит на английском, по его собственным словам.


“Вы получили копию обвинительного заключения? Вы читали его сами или через адвоката?”, – спросила судья.


“Я читал и сам, и через адвоката”, – ответил Моша.


Судья, видимо, удивилась, спросив, неужели его знаний английского хватает для перевода.


“Я могу читать на английском. У меня трудности с разговорным языком”, – сказал Моша.


Завершили этот обмен любезностями вопросами о здоровье. Судья уточняла, посещал ли Моша каких-то врачей недавно и какой диагноз ему поставили.


Оказалось, что у Моши диагностирована (по его словам) депрессия.


И он даже принимает лекарства: Кветиапин и Ламиктал.


Кветиапин – это нейролептик, его выписывают для лечения шизофрении, биполярного расстройства, депрессии и других психических заболеваний.


Ламиктал вообще применяется для лечения эпилепсии и биполярных расстройств.


Какое наказание грозило Моше


Мошу обвиняют в сговоре с целью обмана США и иммиграционном мошенничестве.


Как заявила судья, максимальный срок за такие преступления – пять лет лишения свободы, после чего ещё три года необходимо быть на испытательном сроке.


Разумеется, это не все. К лишению свободы прибавляется ещё и штраф, максимальная сумма – $250 000.


Также Моша должен будет выплатить реституцию жертвам преступления в размере, который установит суд.


Самое болезненное, наверное, не это. А тот факт, что поскольку Моша так и не стал гражданином США, он после обвинительного заключения уже вряд ли им станет.


Его может ждать отсидка в уголовной тюрьме, а потом и в иммиграционной!


Моша всех сдал?


Однако то, что описано выше, Мошу вряд ли ждёт. Ибо, как стало известно из тех же судебных документов, он не просто признал вину – он заключил сделку.


Так, Моша и правительство договорились, что максимальный срок лишения свободы составит от 12 до 18 месяцев.


А штраф уже не $250 000, а в диапазоне от $5,5 до $55 000.


Плюс Моша согласился выплатить дополнительные $9600 поверх основного штрафа – за кейс для украинца и русский язык.


Разумеется, судья может закрыть глаза на это соглашение, и дать либо наказание поменьше, либо впаять максимальный срок и штраф.


Какой вывод можно сделать из этой информации? Самый очевидный: Моша мог заключить сделку, только если предоставил что-то очень полезное властям. А это, скорее всего, компромат на всех, с кем Моша работал, включая клиентов. О том, что это именно так, признался и сам Моша в недавнем интервью.


В чем признался Моша


Признание Моши началось с небольшого недоразумения. Он спросил, можно ли ему сидя зачитывать своё признание, но судья то ли не расслышал Мошу, то ли не так его понял. Пришлось даже переводчику вмешаться и исправлять вопрос Моши, чтобы донести мысль до судьи.


Итак, вот каким было заявление Моши в суде.


“В августе 2018 года или примерно в это время до февраля 2022 года в Манхэттене, штат Нью-Йорк я договорился по меньшей мере с одним человеком об оказании помощи по меньшей мере одному человеку получить политическое убежище на основании лжи.


Простите, до февраля 2021 года.


Как минимум одному клиенту я посоветовал согласиться на ведение интернет-блога, где выражалось мнение о его стране, которое не отражает его фактические убеждения. Это не было личной идеей клиента и было сделано исключительно в качестве основания для получения политического убежища.


Я знал, что эти блоги будут использованы в качестве доказательства для прошения о предоставлении убежища по форме I-589 и я знал, что это лжесвидетельство. Я лично помогал заполнять форму I-589 и подать её в таможенные и иммиграционные органы”, – заявил Моша.


Тут судья его перебил и попросил объяснить, как именно блог может считаться лжесвидетельством, если там можно писать не под присягой.


Моша ответил, что идея создания такого блога принадлежала ему. И что в форме, которую он помогал заполнить, указал, что именно из-за блога клиента преследовали на родине, хотя это не так.


Судья все равно не поняла, почему идея с блогом – это плохо. Тут на помощь Моше выступил помощник прокурора.


“Я думаю, идея в том, что человек изначально не был настроен на создание блога, и Моша убедил его в обратном. То есть вся идея была Моши, не клиента. Ибо так, по мнению Моши, у клиента больше шансов получить убежище.


Более того, в том кейсе, о котором говорит Моша, клиент вообще блогом не занимался. Блог завёл и писал туда посты совсем другой человек”, – сказал помощник.


“То есть мало того, что вы вложили идею о блоге в голову вашего клиента, так вы ещё передали работу по созданию и наполнения блога другому человеку? Я правильно понимаю?”, – уточнила судья.


Моша подтвердил, что все так и есть.


“А в формах было сказано, что идея блога принадлежала вам?”, – продолжала спрашивать судья.


Тот Моша немного растерялся, не поняв вопрос. Судья перефразировала:


“Говорилось ли в формах правда, что блог придумали вы и вел его вообще другой человек?”.


“Конечно, нет”, – ответил Моша.


Напомним, о чём тут конкретно идёт речь.


Мошу обвиняют в том, что он посоветовал иммигранту из Украины прикинуться оппозиционером.


Которого якобы преследуют в Украине за русский язык! Для этого Моша с украинским журналистом Тимуром Щербиной запустили блог от имени клиента, с критикой украинского правительства. И Моша записал в кейсе на убежище, что на клиента однажды напали на улице, потому что он говорил на русском языке.


Клиентом, к слову, оказался агент ФБР под прикрытием.


Каламбур с формами


Вообще с судьей Моше, судя по всему, повезло. По крайней мере, она была в хорошем настроении и даже подкалывала помощника прокурора. Особенно когда чего-то не понимала, что случалось довольно часто.


Например, ей с трудом давались устойчивые выражения. Помощник после всех вопросов сказал, что тщательно изучает все детали дела (на английском – to dot your I’s). Судья замешкалась, подумав, что это какой-то каламбур, игра слов. Видимо, опять не расслышала.


“Это же каламбур, верно?”, – спросила она.


“Что именно?”, – не понял помощник.


“Ну вот to dot your I’s”.


“Я теряю нить нашего разговора”.


“Вы пошутили каламбуром несознательно?”.


“Определенно несознательно. Я не настолько умный, ваша честь”, – подметил помощник.


На английском понятнее:


THE COURT: Anything further, Mr. Rebold?


REBOLD: Just to dot our I’s.


THE COURT: That’s a pun, right?


REBOLD: What’s that?


THE COURT: Dot our I’s?


REBOLD: I missed the question, your Honor.


THE COURT: Were you making a pun, unintentionally?


REBOLD: Not intentional. I’m not that smart, your Honor.

Источник: Компромат

Экспертно

Поиск

Теги



Андрей Назаров - компромат и криминал
Афера со Сбером и Абылкасымова Мадина Ерасыловна
Антон Шантырь во главе спорткомитета Санкт-Петербурга
«Бывших» Ликсутова свел мрамор
Интернет сиротеет без аморалки Сироткина
Ивантер "спрячется" от санкций в бизнесе Реймана?
Гибель бизнеса скандального предпринимателя Алекса Секлера
Они с Дерипаской неразлучны
Футуролог поневоле: Игнатьев Кирилл Борисович экс-депутат Госдумы оказался замешан в коррупционном скандале с МВД